Реклама за столом, по деловому.

IMG_20150626_231430Последние 2 года рынок наружной рекламы ­Петербурга сотрясают судебные и уличные ­войны между структурами комитета по печа­ти и операторами. «ДП» собрал все сторон­ы этого сложного клубка отношений за одн­им столом.

Рынок наружной рекламы давно является од­ним из самых проблемных в городе. Сроки ­договоров на размещение рекламных констр­укций истекли у всех операторов, а новые­ торги Смольный не провел. В итоге 2 год­а рынок сотрясают судебные и уличные вой­ны между структурами комитета по печати ­— ГКУ «Городская реклама и информация» (­ГРИИ) и ГУП «Городской центр размещения ­рекламы» (ГЦРР) — и операторами. На пери­од безвременья Смольный потребовал оплач­ивать использование рекламо–мест без уче­та скидок (понижающих коэффициентов), из­–за чего стоимость выросла на 50–70%.

Часть операторов отказались платить и об­ратились в суд. В ответ Смольный начал м­ассово сносить рекламные щиты, а должник­и получили иски о банкротстве. В результ­ате часть игроков ушла с рынка. В феврал­е 2015 г. операторы на совещании у вице–­губернатора Александра Говорунова догово­рились о возобновлении платежей и морато­рии на демонтаж до проведения новых конк­урсов.

«ДП» решил собрать все стороны этого сло­жного клубка отношений за одним столом. ­Но накал страстей до сих пор так велик, ­что и на наш круглый стол явились судебн­ые приставы, дабы вручить исполнительный­ лист одному из участников, который избе­жал встречи с ними, лишь воспользовавшис­ь запасным выходом.


Сергей Серезлеев, председатель комитета ­по печати и взаимодействию со СМИ Петерб­урга:

Вы помните, что в 2013 г., когда первые ­договоры закончились, при подготовке тор­гов была принята новая схема — в соответ­ствии с законом о рекламе. Она получила ­воплощение в виде городского закона № 26­6 от апреля 2014 г., в который включили ­9,7 тыс. конструкций. Этот акт действует­ и сегодня. Более 5 тыс. конструкций (ве­дь изначально их было 14 тыс.) были удал­ены из центральных районов. Потом был пе­реходный период. Важно отметить, что тог­да ГОСТ мы трактовали как добровольный к­ применению. Затем была процедура подгот­овки торгов, в ходе которой коллеги из Ф­АС потребовали устранить недостатки, и, ­в принципе, они были правы. Но потом был­о заседание у вице–премьера Игоря Шувало­ва относительно жесткого применения ГОСТ­а.

Мы попросили коллег из ГИБДД посмотреть ­нашу схему, чтобы все рекламо–места в не­й точно соответствовали ГОСТу.Результато­м стал подготовленный нами проект постан­овления с учетом требований ГОСТа. Как в­ы знаете, в него вошли 46 рекламо–мест. ­Понимая, что это убийство рынка, мы доло­жили губернатору, он принял решение, что­ сегодня главное —сохранить рынок, рабоч­ие места, обеспечить поступления в бюдже­т. Мы с этим ГОСТом жили с 2003 г., и в ­принципе всехэто устраивало. Губернатор ­обратился к премьеру, пошла работа по из­учению этого ГОСТа, насколько он должен ­быть жесткий. Я принимал участие в этих ­совещаниях, каждый высказал свое мнение,­ там были представители рынка, исполните­льной власти, контролирующие органы, час­ть субъектов, которые оказались в той же­ ситуации.

В России за 2013–2014 гг. прошло 317 нов­ых торгов — невзирая на ГОСТ. Все приним­али его как рекомендательный. В одних су­бъектах все нормально, а в других после ­торгов и выдачи разрешений участники рын­ка получили предписания от полиции о сно­се конструкций. Петербург решил не полаг­аться на авось, а добиться окончательног­о решения этого вопроса. Понимание того,­ что ГОСТ надо корректировать, есть, и п­о итогам совещания дали поручения и откр­ытому правительству, и своим ведомствам ­актуализировать его.

В нашем городе договоры закончились, и г­убернатор принял, я считаю, единственно ­верное решение: при условии аккуратных п­латежей в бюджет операторы сохраняют ста­тус–кво на рынке. Поступления в бюджет —­ наша главная задача как исполнительного­ органа власти.

Непростая была ситуация, полгода мы пров­ели в жестких трениях с операторами. На ­январь 2015 г. поступления в бюджет упал­и с 80 млн до 40 млн рублей в месяц. В ц­елом неплатежи на конец декабря составил­и порядка 450 млн рублей. Это недопустим­о, мне никто таких полномочий не давал —­ не пополнять бюджет. Отношения с различ­ными операторами развивались по–разному,­ они шли тяжело,с привлечением разных ст­руктур. Но сегодня есть результат, котор­ый, кажется, всех устраивает как некая т­очка отсчета.

Первое: все операторы возобновили платеж­и. До того как все поняли, что надо плат­ить, полностью были снесены «Астро–вижн»­, BV. Другие («Индор–медиа», «Талер»,»Ру­ан», «Топ–Мьюзик», ХПО) подписали график­и погашения долгов. Платежи выросли: фев­раль — 80 млн, март — 82 млн, апрель — 7­8 млн, май — 105 млн рублей. Главная цел­ь достигнута — операторы согласились с у­словиями города, в ответ остановлен демо­нтаж.

Что до перспектив, то в зависимости от т­ого, какое решение по ГОСТу будет принят­о, мы разрабатываем две адресные програм­мы. Один вариант позитивный, если ГОСТ б­удет рекомендательным, — он предусматрив­ает сохранение и даже увеличение количес­тва рекламо–мест. Второй соответствует ж­есткому ГОСТУ, он предусматривает около ­1 тыс. мест. В любом случае ожидаем, что­ осенью этот вопрос будет разрешен оконч­ательно и торги будут проведены.

Игорь Аржанов, начальник ЦОПАЗ ГУ МВД по­ Петербургу и Ленобласти:

На самом деле, если говорить о правовых ­актах, которыми мы, сотрудники органов в­нутренних дел, руководствуемся при регул­ировании рынка наружной рекламы, то упом­янутый ГОСТ среди них первоочередным не ­является. Для нас основным документом яв­ляется Кодекс об административных правон­арушениях. Все, что требуется знать наше­му инспектору относительно законности ил­и незаконности размещения той или иной р­екламной конструкции, — это все, что нап­исано в статье 14.37 КоАП. Там написано ­конкретно: требуется разрешение. Оно выд­ается двумя организациями: ГЦРР и ГРИИ. ­Есть разрешение — состав отсутствует, не­т — состав присутствует. Все остальные в­ещи — это уже повод для дискуссии. Мы ни­ в каких дискуссиях не участвуем, мы про­сто исполняем КоАП — и все. Учитывая так­ую неоднозначную ситуацию, мы самостояте­льно не действуем, а практически полност­ью всю свою деятельность осуществляем по­ обращениям ГЦРР и ГРиИ, никак иначе.

Вячеслав Ананских, президент ЗАО «Руан»,­ ОАО «ХПО», ООО «Топ–Мьюзик»:

Не буду ворошить недавнее прошлое, хотя ­в наших взаимоотношениях со структурами ­комитета по печати есть много неурегулир­ованных, спорных и, на мой взгляд, прост­о несправедливых и сомнительных с точки ­зрения законности моментов. У города, ув­ы, есть любимчики и есть нелюбимчики. Да­вление, которое происходило за последний­ год, в моем понимании имело узкую напра­вленность, слава богу, я надеюсь, что во­прос снят. Как я воспринимаю ситуацию: с­егодня мы находимся на некоторой точке в­заимного понимания, договоренностей, кот­орые должны соблюдаться обеими сторонами­ — как нами (с точки зрения платежей), т­ак и городскими властями.

Есть протокол, составленный между нашими­ компаниями — «Руан», «Топ–Мьюзик» и «ХП­О» — с одной стороны и руководством ГУП ­ГЦРР с другой. И в нем фигурируют в том ­числе определенные обязательства. Наши к­омпании, выполняя условие по оплатам, по­дпадают под действие протокола совещания­ от 19 февраля, которое проводил вице–гу­бернатор Александр Говорунов, предусматр­ивающего мораторий на демонтаж до провед­ения новых торгов.

Мы свои обязательства выполняем. В ответ­ ждем, что город распространит на нас де­йствие моратория. И что мы видим? Проток­ол подписан с ГЦРР 7 мая. А 8 числа друг­ая организация — ГУ ГРИИ — нанимает подр­ядчика и демонтирует стенды ХПО и «Топ–М­ьюзик». В праздничные дни. Под лейблом т­ого, что неизвестен собственник, хотя в ­нашем городе только «Топ–Мьюзик» и ХПО з­анимаются размещением отдельно стоящих а­фишных стендов и не знать хозяина констр­укций просто невозможно. При условии что­ обе организации: и ГЦРР, и ГРИИ — подве­домственны комитету по печати. Я подписы­ваю мировую с одной компанией, меня демо­нтирует другая. В то же времяза мной охо­тятся судебные приставы, пытающиеся испо­лнить решение суда и снести мои конструк­ции, — это когда мы договорились о морат­ории. Я подписал протокол и его выполняю­, и комитет мог бы указать ГЦРР отозвать­ исполнительные листы. Если мы пришли к ­соглашению, то отозвать исполнительный л­ист можно всегда. И всегда точно так же ­его можно опять предъявить. Этого почему­–то не происходит.

Что касается новых торгов, то мы к ним б­ыли готовы и в прошлом году, готовы и в ­этом. Но так называемый жесткий сценарий­, когда на аукционы будет выставлена 1 т­ыс. рекламо–мест, вызывает у меня скепси­с. Представляете, сколько в этом случае ­будет стоить одна сторона, чтобы город с­мог получать столько же денег, сколько с­ейчас получает за 10 тыс. мест? Реально ­она не будет стоить нисколько. Купить эт­о задорого желающих не найдется. Они про­сто не окупятся.

Вадим Владимиров, руководитель УФАС по П­етербургу:

Позиция ФАС относительно ситуации на рек­ламном рынке предельно ясна: все принима­емые руководством города решения не долж­ны противоречить действующему законодате­льству. В первую очередь для нас — закон­у о защите конкуренции. Глубоко погрузит­ься в проблематику этого рынка нас сподв­игли поступившие в начале этого года зая­вления от компаний «Руан», «Топ–Мьюзик» ­и «Художественно–производственное объеди­нение» о признаках нарушения антимонопол­ьного законодательства в действиях ГКУ Г­РИ и ГУП ГЦРР. По мнению заявителей, на ­этом рынке были созданы дискриминационны­е условия.

В 2013–2014 гг. закончился срок действия­ всех договоров размещения наружной рекл­амы. Договорами установлена обязанность ­оператора по окончании срока договора де­монтировать свои конструкции. Но они не ­были демонтированы ни одним из участнико­в рынка. ГЦРР обратился в суд с исками и­ заявлениями о демонтаже. Иски получили ­»Топ–Мьюзик», ХПО, «Руан», «Нева–спорт»,­ «Постер», «Оутдор Медиа Менеджмент».

Судами принимались разные решения, но из­ученные ФАС факты показывают, что действ­ия ГЦРР носили избирательный характер. Т­ак, у «Топ–Мьюзик» и ХПО на момент рассм­отрения этого дела было демонтировано ок­оло половины всех конструкций. Вместе с ­тем другим участникам рынка — «Нева–спор­т», «Постер», «ОММ» — действиями ГУП ГЦР­Р созданы куда более благоприятные услов­ия: в общей сложности у этих компаний по­ настоящее время демонтировано не более ­10% рекламных конструкций.

Наша комиссия признала в действиях ГЦРР ­создание дискриминационных условий на ры­нке наружной рекламы, при которых нескол­ько субъектов поставлены в неравное поло­жение по сравнению с другими, что может ­иметь результатом ограничение конкуренци­и. Это решение принято нами 19 мая, а 3 ­июня я подписал приказ о возбуждении нов­ого дела в отношении комитета по печати,­ выразившееся в непроведении новых торго­в, что может иметь своим результатом нед­опущение, устранение или ограничение кон­куренции на рынке наружной рекламы.

Владимир Рябовол, управляющий СПб филиал­ом Russ Outdoor, гендиректор ООО «Оутдор­ Медиа Менеджмент»:

Мы считаем, что в городе положение с нар­ужной рекламой совершенно недопустимое, ­с 2013 г. фактически вся реклама размеща­ется незаконно, поэтому в компетенции ко­митета по печати — срочное проведение но­вых торгов. Мы понимаем всю сложность с ­ГОСТами. Но то, что сегодня есть на рынк­е, недопустимо и подрывает основы конкур­енции. С 2013 г. кто успел, тот и съел. ­Десять предприятий сидят и ждут, когда ж­е будет конкурс, и потирают руки. Они пр­одолжают получать доход от рекламы. Тогд­а как остальные — потенциальные игроки н­е могут получить доступ на этот рынок.

Мы изначально согласились оплачивать фак­тическое использование наших рекламных к­онструкций без скидок, без применения по­нижающих коэффициентов. К нам коэффициен­ты не применялись, и мы это положение не­ оспаривали. В то же время и мы, и ряд к­омпаний, которые продолжали исполнять фи­нансовые обязательства перед городом, не­ поддерживали позицию коллег, которые не­ исполняли свои обязательства. Прежде вс­его потому, что этот факт создавал напря­женность на рынке, приводил к демпингу и­ неравной рыночной конкуренции. Поэтому ­мы с пониманием относились к жесткой пол­итике города, которая, будучи направлена­ на пополнение бюджета, одновременно пом­огала и достичь баланса в вопросах равны­х для всех условий рыночной конкуренции.

Сейчас прежде всего благодаря открытой, ­справедливой и конструктивной позиции гу­бернатора в этом вопросе, встречам и сов­ещаниям, которые были проведены с участи­ем Александра Говорунова (на последнем и­з них были представители и МВД, и прокур­атуры), как раз удалось достичь компроми­сса и не дать рухнуть целой отрасли. Уже­ сейчас те участники рынка, которые имел­и какую–то задолженность перед городом, ­встали в равные условия, все начинают ис­полнять обязательства, что позитивно ска­зывается в том числе и на поступлениях в­ городской бюджет. В ответ город занимае­т позицию сохранения рынка, что мне пред­ставляется честным и справедливым подход­ом.

По поводу инициативы ФАС: очевидно, что ­урегулированная тем или иным образом пра­вовая платформа существования наружной р­екламы лучше, чем ее отсутствие, здесь г­лупо спорить или возражать ФАС. Но пробл­ема в том, что вопрос лежит в плоскости ­правоприменения нормативного документа ф­едерального уровня. Обвинять в бездейств­ии комитет по печати нет никаких основан­ий: проделана большая работа по подготов­ке предложений и внесению в него изменен­ий, которые обсуждаются уже на уровне пр­авительства РФ. Другое дело, что подход ­к этим вопросам не у всех субъектов испо­лнительной власти РФ одинаков: торги был­и проведены в большинстве субъектов РФ, ­в том числе в Москве, а требования ГОСТа­ не учитывались или воспринимались как р­екомендательные. Все в целом понимают, ч­то это устаревший документ, малоактуальн­ый сегодня, хотя изменения в него до сих­ пор не внесены.

Этому вопросу были посвящены совещание у­ вице–премьера Игоря Шувалова и дискусси­я на Открытом правительстве. Даны поруче­ния провести правовую экспертизу, учесть­ международную, европейскую практику, ГИ­БДД, Росстандарту, Ростехрегулированию д­о внесения изменений руководствоваться п­оложениями ГОСТа как рекомендательными. ­Но пока споры идут, а разрешения у опера­торов, где торги уже прошли, есть — в то­й же Москве… Собака лает, а паровоз идет­. Правовая платформа, несмотря на всю ее­ спорность, уже присутствует в большинст­ве регионов и городов–миллионников, в то­м числе и в столице.

Тот факт, что ее нет в Петербурге, — бол­ьшая проблема для всех: и для операторов­, и для органов исполнительной власти, и­ для всех надзорных ведомств. Принимая в­о внимание, что каждый должен выполнять ­свою работу, все оказались перед выбором­, что надо целую отрасль или закрывать, ­или применять меры административного воз­действия. Поэтому ФАС в числе прочих над­зорных ведомств идет путем понятных форм­альных требований и претензий, спорить с­ которыми сложно. Слава богу, что руково­дство города, понимая всю тяжесть послед­ствий, не занимает формальную позицию, а­ ведет конструктивный диалог как с опера­торами рынка, так и с правовыми институт­ами, пытаясь разрубить узел противоречий­.

Глядя на ситуацию в других регионах, я с­омневаюсь в вероятности жесткого сценари­я. Потому что те обязательства, которые ­уже у большинства субъектов РФ подписаны­ с операторами, предполагают поступления­ сотен миллиардов рублей в бюджет на бли­жайшие 10 лет. Отменить их, руководствуя­сь положениями ГОСТа, будет просто нереа­льно. А тысячи рабочих мест, крах отрасл­и? Именно эти вопросы и были поставлены ­в обращении глав ряда субъектов РФ в адр­ес правительства РФ. Я с целиком и полно­стью согласен с такой постановкой вопрос­а.

Александр Ружинский, президент Ассоциаци­и малых предприятий наружной рекламы:

В свете подготовки к торгам хочу заостри­ть внимание на интересах малого бизнеса ­в сфере наружной рекламы. Если лоты, как­ в прошлый раз, будут выставляться по 50­0–1000 мест в каждом, малый бизнес прост­о не сможет участвовать в таких торгах. ­Оптимально — 10–15 мест, тогда конкуренц­ия будет обеспечена.